Мои скитанья — плюс на минус

Мои скитанья — плюс на минус.
На ерунде замкнётся круг.
Всё на распашку, всё  на вынос —
Дрожанье губ и холод рук.

И ничего не понарошку,
И никогда полушутя,
Вчера  похоронили кошку
Мы как любимое дитя.

И пустота… Пространство дремлет,
Но отзывается на «ох»,
Собою удобряем землю,
Чтоб рос на ней чертополох.

Я ненавижу в жизни серый цвет…

Я ненавижу в жизни серый цвет
я серость не люблю в любом обличье,
не потому, что розовый рассвет,
иль огненный закат в своём величье.
Я просто ненавижу серый цвет
за узость мысли, примитивность взгляда,
нет в сером дерзости, отваги нет…
Но серому всё это и не надо!

Вдохновению…

Что же Вы, Мое Высочество,
Так капризны, так надменны?
Мне по нраву одиночество,
Вам — любые перемены.

Говорите: обстоятельства,
Кривотолки, передряги…
Что же Вы, Мое Сиятельство,
отвернулись от бродяги?

Не приветствуя количество,
только качество, без фальши,
Вы ушли, Мое Величество,
К тем, кто Вас придумал раньше…

11.12.2018г.

Нет, стихи не игра, не потеха

Нет, стихи не игра, не потеха.
Это странного голоса эхо.
Это мысль, что ночами струится,
чёрной тенью ложась на страницу.
Это просто явление, случай…
Это то, что пугает и мучит,
что преследует денно и нощно,
что в тебе — постоянно и прочно.
Что в тебе — как заноза, как вирус…
Умножение плюса на минус.
Боль ошибок твоих и сомненья.
Раздвоенье твоё, расслоенье.
Эфемерное, тихое эхо,
вечный спутник и плача, и смеха…

Как часто звуки важнее смысла, важнее чувств…

Как часто звуки важнее смысла, важнее чувств,
А в тёмном небе луна повисла и снова грусть…
И мой кораблик утонет в луже в который раз,
И этот город… ему не нужен мой перифраз …
А жизнь прекрасна, пусть и жестока, пусть коротка,
Набор согласных, но так неплохо звучит строка…

В каждом веке своё средневековье

В каждом веке своё средневековье.
Свои пророки и свои злодеи,
Слова, легко испачканные кровью
За чьи-то бесполезные идеи.
Меняются лишь даты, но не нравы.
Всё те же подлость, зависть или ложь,
Одни герои ищут легкой славы,
Другие — погибают ни за грош.
И жизнь течет, как бурная река,
Сметая на пути и тех и этих,
Как хорошо, что ты издалека
Поток вселенской грязи не заметил…

Есть неба даль

Есть неба даль. Вся в призрачном убранстве
она рождает тихую печаль.
О, наша жизнь! В своём непостоянстве
ты тоже  только призрачная даль.

Меняются и облака, и лица,
погода, мода, песни и ветра,
И никогда ничто не повторится
под куполом небесного  шатра.

Беспечной, желанной, юной

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь…

Марина Цветаева

 

Беспечной, желанной, юной
К тебе не паду на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Застынет слезой в бокале
тоска по другой стране,
Мы многое потеряли,
Но память живет во мне.

Я помню как врали  руны,
Твой взгляд, изливавший ртуть.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь…

Порвались тугие струны,
Ветра перестали дуть.
Легко обо мне подумай.
Легко обо мне забудь.

Я просто жила когда-то
Я просто была, мой друг!
Я тысячу раз виновата 
За тысячу наших разлук…

Иллюстрация- картина Ирины Некрасовой

На очередной разгул антисемитизма…

Бродит черный фломастер

По просторам листа,

Перепутаны страсти

И надежда пуста.

Черно-белой увижу

Завтра новую грусть.

Нет тоски по Парижу —

Я туда не вернусь.

Друг мой, праведник Яков,

Человек или Бог,

Не зови меня в Краков,

Там бесчинствует рок.

И чем дальше, тем ближе

Голоса, голоса.

Всем евреям Парижа

Путь один — в небеса.

На костях Холокоста

Столько выросло тем,

Убивать стало просто

И для душ, и для тел…

Пусть вгрызается время

В бесконечность гранита,

В этот памятник в сквере

Со звездою Давида.

Ничего не забыто.

И никто не забыт.

И ты дважды убитый,

Снова будешь убит.

Снова рвы или ямы?

Черный дым над трубой,

По-еврейски, упрямо

Мы играем судьбой.

 

Картина Бедриха Фритта, *Черный ход*, 1941-1944

Бедрих Фритта — еще один узник Терезиенштадта. Он родился в Чехии в 1906 году, а умер в Освенциме в 1944 году. Вместе с единомышленниками-живописцами много трудился в заключении, картины прятал в стенах гетто. Его картина «Черный ход» — это метафора смерти, поскольку за полуоткрытыми воротами не видно возможности спастись.
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/091116/32179/

Бедрих Фритта, *Черный ход*, 1941-1944

День памяти Марины Цветаевой

Над твоею строкой, Марина,
Чайкой плачу, о воду бьюсь…
Неповерженным исполином
Ты в стихах изливала грусть.
Миг забвения, век молчания —
Столько выпало горьких слез.
Как же ты любила отчаянно,
Ненавидела как всерьез.
Все прекрасное в жизни — временно,
Исчезает как дым в ночи.
Столько славы тебе отмеряно
После смерти, а ты молчишь?
Ты молчишь, но звучит набатом
Твой пронзительный сжатый слог
И давно не найти виноватых,
В том что Бог тебя не сберег..