Мелодия на русском…

Свеча горела на столе,
свеча горела!
О, луч сознания во мгле,
о, жизнь вне тела!
Нет, не добиться от меня
перезагрузки,
последним всполохом огня
горю  по-русски!
И расстоянью не убить
во мне поэта,
звенит серебряная нить
менталитета,
дрожит негромкая струна
ночной гитары,
а рядом шепчет сатана
мотивчик старый…

Ничего не случилось…

Ничего не случилось!
Только то, что дано,
просто лодка разбилась
о скалистое дно,
просто море и солнце
далеки от меня,
и в окошко не бьётся
призрак нового дня.
Всё банально до жути.
Безысходно как груз!
Есть величье минуты,
за него и держусь!

Долина

Долина как живое существо
меняет настроенье и наряды
и наблюдать цветное волшебство
воистину великая награда…
Замри на миг, чтобы уйти навек,
запомни все цвета и все желанья!
Ты для неё всего лишь человек,
лишь мотылёк в долине Мирозданья…
фото Михаила Заброцкого «Долина Израель»

Науму Коржавину…

Науму Коржавину…

Неба синяя проталина
тает в воздухе вечернем,
как же я люблю Коржавина,
но любовию дочерней.

Разлетелись птицы певчие
с моего крыльца по миру,
ах, любовь моя доверчива,
и грустна, и терпелива.

Вот опять тоска ужалила…
Пчёлам-мыслям в улье тесно.
Как же я люблю Коржавина!
Как забытая невеста.

Измеряла время — чувствами,
боль — стихами, страсть — надеждами,
все глаза  казались грустными,
все прохожие — невеждами.

Что искала? Что оставила?
Что всегда несла с собой?
В памяти — стихи  Коржавина,
с детства ставшие судьбой…

30.03.17.

Всё чаще ссоримся, всё чаще…

Всё чаще ссоримся, всё чаще
по мелочам, по пустякам…
Грущу по музыке щемящей,
по недописанным стихам.
О, бесполезное безумство
когда-то уязвимых тем,
как быстро угасают чувства
ещё таких горячих тел!
Зачем в душе обиды носим,
зачем так много лишних слов?
Проходит всё. Но вечны осень,
весна и лето. И любовь.

22.03.17.

ГРОМ

Снова тревожат громы
наш тихий семейный ужин,
этот мотив знакомый
сегодня совсем не нужен.

Но кто-то в небесной дали
тревожит старые раны,
синоптики нам наврали,
что лето наступит рано.

По триссам стекают капли
и тонут в вечернем шуме,
у жизни  свои спектакли,
финал в  них — не предсказуем.

Закрой поскорее окна!
И выключи звук и свет!
Ах, как же душа промокла
за тысячи долгих лет!

18.03.17.

Облака

Не надейся, не надейся
на изменчивость судьбы.
Масло пролито на рельсы,
не взирая на мольбы.
Пересказаны  не нами
миг веселья, век тоски,
жизнь проходит облаками
мимо солнечной реки.
Ничего не понимаю,
лишь смотрю издалека,
как душа моя немая
обнимает облака.
11.03.17.

Воспоминания

Нет ни сладости , ни горечи
от давно прожитых тем,
звуки исчезают к полночи,
за окном мир глух и нем.

И не знаю — обернусь ли я,
если твой услышу крик,
остаётся послевкусие
от любви, что длится миг…

03.03.17.

За вчерашним безмолвием…

За вчерашним безмолвием снова придут шторма.
Ветер снесёт мне крышу до самого основания.
Не надо считать стихи и складывать их в тома.
Мне достаточно мысли об их существовании.

Мне достаточно знать, что где-то живут слова,
обретают форму, как мысль обретает действо,
мне достаточно знать, что я до сих пор жива,
что строка — есть повод, но чаще — она же средство.

И тогда не страшно испить как отраву ночь.
И тогда не важно, что сад онемел без птиц.
И уже не больно, что тебя не читает дочь.
И уже не горько, что рядом так мало лиц…

02.03.17.

Мелодии слов

Ничего. Только гладкие стены
и ночное сопенье кота,
и наркотик, питающий вены —
пустота, пустота, пустота.

Но слова ненавидят пустоты
и приходят в назначенный час,
ах, какие щемящие ноты
прозвучали когда-то для нас.

Поднимусь над мирской суетою,
дух не терпит цепей и оков,
и тогда над моей пустотою
заиграют мелодии слов…

24.02.17.