Зеркало

Дышим друг другу в затылок,
Всё чаще ругаем жизнь,
В мире пустых бутылок
Всегда умирает мысль.
Зашторены окна. Пыльно
И вечный могильный смрад.
Душа так любвеобильна,
А мне говорят, что бл@дь.
И корчится в зеркале кто-то,
До боли знакомая мне,
Не ждет она ни Дон Кихота.
Ни принца на белом коне.

Картина Пабло Пикассо «Девушка перед зеркалом»

Жизнь — недописанная повесть

Скажи-ка мне, какие главы
ты впишешь в эту повесть, жизнь?
Забвенья век, мгновенье славы,
строкой изложенную мысль?
Какие вспомнишь ты напевы,
какие ноты не возьмёшь?
И на листке, в  пространстве белом
ты ляжешь тенью? Бросишь в дрожь?
А я уйду, не беспокоясь,
не нужно знать, что будет завтра.
Жизнь — недописанная повесть,
а я лишь неизвестный автор.
2013г.

Над нами голубые дали…

Над нами —  голубые дали
за серым облаком невзгод.
Любили. Верили. Страдали.
Из года в год, из года в год…

Переосмыслить не сумели.
Труба опять зовёт  вперёд.
Всё те же бури, те же мели
из года в год, из года в год.

Над нами голубые дали.
Далёкий, близкий небосвод.
Любили. Верили. Мечтали
из года в год, из года в год…

Вот это тема для  ремейка!
И рабский труд. И рабский пот.
Галеры узкая скамейка
из года в год, из года в год…

21.05.16.

Другое небо

Когда качнётся старый маятник
и стены прочные разрушит,
кому  и где поставят памятник,
кому враньём отравят душу?
А, может, перепишут заново,
перепечатают страницы?
Сто лет бушует это зарево.
Сто лет в нём пропадают птицы.
Друзья! Не ждите перемен!
Всё безнадежно. Глухо. Слепо.
Летите прочь от этих стен
в другое небо.
19.05.16.

НОЧЬ

Не жду рождения строки.
И ничего не жду.
Сжимают  воздух кулаки,
как нищие  нужду.

Не плачет сердце от обид.
По ночам не ноет.
«Звезда с звездою говорит»,
ночь  могилы роет.

В моём сиреневом аду
вновь жара повисла.
Я больше ничего не жду.
Ни дождя . Ни смысла.

18.05.16.

Время — пища Дракона…

Время — пища Дракона.
Забудь  закон Ньютона!
Часы замедляют ход
под грузом твоих невзгод.
Дракон всегда ненасытен,
глотает размах событий,
моря, равнины, горы,
истории приговоры.
Время — пища Дракона.
В Храме плачет икона,
пора бы остановиться,
но память стирает лица,
даже законы Божьи,
Дракону кажутся ложью.
Лишь мертвым Дракон не страшен.
Нам жить здесь  со страхом нашим.
Наш поезд летит с уклона.
Время — пища Дракона.

Куда мы уходим?..

Куда мы уходим?
В какие такие края?
Когда отцветут все букеты мелодий,
когда навсегда отшумят тополя,
куда мы уходим?

Когда  мы исчезнем,
в какой превратимся поток?
В какое созвездие,  облако,  песню?
Когда мы уходим в назначенный срок,
Когда мы исчезнем…

Куда мы уходим?
В мир света, покоя, добра?
Где новая флейта играет о старом походе,
где так же скрипит обреченность пера…
Куда мы уходим?

14.05.16.

Друзьям…

Нет, никто не хотел умирать.
Ни вчера, ни сегодня, ни завтра.
Где-то плачет далёкая арфа.
Где-то скрипка умеет страдать.

Поменяв на валюту рубли,
оставляя квартиры и дачи,
уезжали в края, где иначе,
где свободно дышать мы могли.

Мы теперь перед вами в долгу,
мы — дышали, а вы — задыхались…
Ах, простите, что мы не остались
разделить с вами страх и пургу…

Нет, никто не хотел умирать,
речь, конечно, о смерти духовной,
о столице о первопрестольной,
что за правду умеет карать.

Что меняется в карме веков?
Что должно навсегда измениться?
И когда же закончит столица
поиск вечных  смертельных врагов?

13.05.16.

Москва. Снегопад. Немцов мост.

День Памяти

Списки погибших растут с каждым годом,
старая, новая, вечная боль.
Сколько сегодня нам стоит свобода
знаем с тобой.
Будет клубиться заря над заливом,
волны сольются в единый прибой,
синее небо над Тель-Авивом
ценим с тобой.
Сколько ещё пережить нам придётся
войн за последним девятым  кругом,
чтобы на небе палящее солнце
осталось внукам.
1973 Война Йом Киппур. Ариэль Шарон.

Прощай, весна!

Прощай, весна! У нас теперь жара
и плавится от зноя подоконник
и проклинает душное вчера
сегодняшний неутомимый дворник.
Прощай, весна! Всё врут календари,
афиши, новостные словоблудья,
и красный май, который до поры
в чехлы запрятал главные орудья.
Жизнь — череда давно привычных дней,
(какая разница — в каком по счёту месте),
в которой праздники становятся длинней,
короче — будни и привычней песни.
Знакомый гул вечернего шоссе
несет меня опять на встречу лету,
а ты, весна, по встречной полосе
умчишься прочь на дальнюю планету,
туда, куда мне больше нет дорог,
где  рыжей девочкой меня запомнил ветер,
где мама ласкова, где папа слишком строг,
где горизонт еще по-майски светел…