Собачий век

моей собачке Лизочке

Прости мне свой короткий век,
моя подруга!
Дрожанье этих тонких век —
земная мука…
Ты снова ластишься ко  мне
всем тельцем нежным,
мой белый ангел на земле,
мой безмятежный.
Тебе по  радуге цветной
спешить не надо,
еще увидим, ангел мой,
дрожь листопада,
томленье утра, блеск зари
острей и тоньше…
ты только главное — живи
как можно дольше…

28.06.16.

Зной

Запеленгуй мой позывной,
с меня довольно.
Невыносимый этот зной
так ранит больно.

И воском плавится асфальт
в волне прохожих,
и пластилиновый наряд
так липнет к коже…

О, Господи! Ты всемогущ!
Я знаю это!
Пошли же пару серых туч
в судьбу поэта!

23.06.16.

Не надо плакать обо мне…

Я нежно шепчу деревьям:
не плачьте о листьях жёлтых.
Хуан Рамон Хименес

Есть ощущенье тупика,
дороги в никуда,
когда словесная река —
лишь мутная вода,
когда обид уже не счесть,
когда горчит  во рту,
когда темнеет ровно в шесть,
и слышно пустоту.
Когда в написанной строке
вместилась жизни суть,
когда с улыбкой, налегке,
твой гроб друзья несут…
Но на земле еврейских смут
традиция другая,
и в белый саван завернут —
в лоскут земного  рая.
«Не надо плакать обо мне» —
тебе я прошепчу,
Листочек желтый на земле
прочти. Я так хочу!

22.06.16.

Но я опять бросаюсь в лето

О, жарких дней ночная горесть,
степная грусть,
горячих рук цветная повесть,
холодных уст.

От этой старой, новой сказки
устала плоть,
и повесть требует развязки,
и сам Господь!

Но я опять бросаюсь в лето,
в безумный  зной
и чувств волшебная планета
летит за мной…

21.06.16.

Моим книгам…

Книги мои — между жизнью и смертью
в картонных ящиках на балконе.
О, вдохновенье,  ты — яд в конверте,
или роса на зелёной кроне?
Может, когда-то и вырвусь на волю
от мыслей, рифмованных как попало.
О, вдохновенье, ты — сгусток боли
из слов, которых всегда так мало…
Надежда, как бабочка эфемерна,
раз время её превращает в пепел.
Но всё на свете  закономерно,
даже душная смерть в  картонном склепе.

14.06.16.

Мелодии прошлого века

Я, наверно, мудрее не стала,
И, с годами  не стану мудрей.
Ах, снимите любовь с пьедестала!
Погасите пожар фонарей!
Мелодии прошлого века!
Мой дивный таинственный рай:
Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
Аптека. Улица. Фонарь…
14.06.16.

Прошу, пожалуйста, прости!

За то, что я была другой,
на прежних не похожа,
за то, что чувствовала боль
не сердцем — тонкой кожей,
за то, что смена дней и лет
и даже настроений
меняла жизненный сюжет
моих стихотворений,
за то, что тихой не была
и не была покорной,
за то, что горькая молва
твоё щипало горло…
Прошу, пожалуйста, прости
за беды и ненастья,
с тобою утро провести —
и то — большое счастье!

23.05.16.

ЯД

«С той стороны зеркального стекла»*
мир кажется светлее и прекрасней,
не по щеке, по вечности текла,
слеза моей тоски огнеопасной.
Сюжет, который тлеет много лет…
Такой знакомый каждому сюжет:
Ненужные стихи — сильнейший яд,
и изнутри тебя сожгут до праха
предчувствия полёта или краха,
и тихий  пульс, и громкий звукоряд…
*строка Арсения Тарковского
04.06.16.

СТИХИ

Жизнь степной кобылицей
обгоняет ветра,
всё, что завтра случится —
станет  былью вчера.

Где величье погони?
Где тот  царский кураж?
И скульптурные кони
может, только мираж?

Но я слышу, я чую
и дыханье, и запах!
Или сердце врачую
их движеньем на запад?

Маки, чертополохи,
бесконечный ковыль…
Каждой новой эпохи
серебристая пыль…

04.06.16.