Дорога в никуда

Нет ни бессмертия, ни смерти,
есть только путь
письма в отправленном конверте
куда-нибудь.
Куда-нибудь, в другие веси,
в другой простор,
где глубина садовых кресел
ласкает взор,
где радуга встаёт над морем
с начала дней,
туда, где не бывает горя
и нет дождей.
В житейской нашей круговерти
легко меняем  города,
но новый адрес на конверте —
опять дорога в никуда.

25.09.16.

Осеннее

Живи ещё сто долгих лет,
но ничего не повторится,
ни голоса, которых нет.
ни сон, который не приснится,

Живи еще сто долгих зим,
тревожных, длинных и дождливых,
но каждый миг неповторим
из тысячи неповторимых.

Я жизнь учила, как стихи,
я так искала повторенья,
но даже теплота руки
неповторимое явленье…

«Мы сядем в час» и  встанем в восемь,
я — с книгою, а ты — с планшетом,
быть может, повторится осень,
как повторялось наше лето…

28.09.16.

Его подарок!

Мой куст герани под окном
так буйно ярок,
мой тихий вечер, тихий дом —
Его подарок!
Иду навстречу сентябрю
легко и прямо,
за всё Его благодарю:
за день усталый,
за тихий шелест ветерка
в макушках сосен,
за вдохновенье, что строка
опять приносит,
за блеск  любимых мною глаз,
за их огонь,
за всё, что чувствую сейчас —
любовь и боль…

20.09.16.

Соберись в далёкую дорогу…

Соберись в далёкую дорогу,
впереди такой нелёгкий путь.
Мы с тобой стареем понемногу,
или повзрослели мы чуть-чуть?

Облака теперь намного ниже
и так рядом звездная метель,
или мы с тобою ростом выше,
или небо ближе к нам теперь?

Помнишь, как смеялось нам, как  пелось,
как звучал ночами старый джаз?
Или мы давно  вступили в зрелость,
или впали в детство в сотый раз?

20.09.16.

Если мир обезбожен, то предчувствия злы…

Если мир обезбожен,
то предчувствия злы:
опустевшее ложе,
опустевшие сны,
за великой печалью
ничего не видать,
нам, привыкшим к молчанью,
надоело молчать…
Жить всегда одиноко,
только выбора нет,
но всесильное око
обещает рассвет,
обещает свиданья,
день на день непохожий,
даже наши страданья  —
тоже промысел божий…
и не надо стремиться,
нужно просто идти,
ни страницы, ни лица
не задев на пути.
Пусть ложится поземка
на родные черты,
надо двигаться только
к свету из темноты…

19.09.16.

На твоем лице есть Его печать

На твоем лице
есть Его печать,
на Его крыльце
есть твоя  печаль.
Быстротечна жизнь,
как один глоток,
но стремится ввысь
на крыльце росток.
Скоро холода
и снега придут,
все мы, господа,
побываем тут.
Будут ветры дуть,
будут травы цвесть,
все когда-нибудь
побываем здесь…

14.09.16.

Виталий Иванов. Книга жизни

14232427_1531728570186436_7074339720723337148_n

Звездная долина

Какие звездные огни
сегодня встали над долиной
и прошептали мне они:
жизнь будет длинной, длинной, длинной…
Длиннее слов, длиннее строк,
длиннее слога, песни, мысли…
Пророчество, виденье, рок —
огни над городом повисли…
Но мой таинственный каприз,
мой ритм, мой пульс, в висках звучащий,
мои паденья вверх и  вниз —
они всё чаще, чаще, чаще…
пусть мир пугает глубиной
и однодневностью полёта —
не всё измерится длиной.
Лишь звуком: стоном или нотой…

11.09.16.

20160914_214047

Спешу в далёкие рассветы

Спешу в далёкие рассветы,
туда , где жило наше лето,
туда, где сердце волновали
рисованные пасторали,
туда, в забытое пространство,
где мною  выбран ты на царство.
Туда, где звонкие свирели
ещё душе не надоели.
В обитель  или же в приют,
где любят, молятся и ждут…

2012г

.

Клоун черный, клоун белый

Клоун черный, клоун белый
целый век на старой сцене,
смех сегодня обесценен,
обесценен до нуля,
клоун черный, клоун белый
снова целятся в  меня.
Как понятна пантомима!
Как понятна, как ранима,
но не стоит и гроша
на двоих одна душа…
Я, как прежде под прицелом,
клоун черный, клоун белый,
смех и слёзы, выдох-вдох,
черно-белый цвет тревог,
черно-белая тетрадь,
предстоит еще понять
и, принять, наверно, надо —
жизнь — по сути, клоунада…

09.09.16.