Глумление

Свалив дедов портреты в кучи
И миру показав запал,
Народ забитый и дремучий
Вновь к телевизорам припал.
А там под бравые аккорды,
Под дикий визг,   под  адский вой,
Упитанные ложью морды
Грозят войной.
И ничего не изменилось,
И не прошло сто долгих лет,
И знамя красное резвилось —
Предвестник новых страшных бед…

Фото Инны Костяковской.

Ожидание

Город затих в ожидании ночи,
медленно гаснут огни вдалеке…
Что же мне завтра жизнь напророчит?
Бурю эмоций в тихой реке.

Нет, ничего не приходит напрасно.
Все, что цвело обретает плоды.
Каждое слово написано красным
и оставляет на сердце следы.

Век промелькнул и поставлена точка.
Ночь предъявляет на счастье права.
С кем же  гуляет взрослая дочка?
Кому говорит дорогие слова?

Я остаюсь в этом доме навечно,
словно осадок, лягу на дно,
как ожидание бесчеловечно,
как беспощадно бывает оно.

Медленно время катится к ночи,
тают в тумане  огни и дома
и наступает пора одиночеств,
переплетенных в тугие тома..

Пабло Пикассо. «Женщина у окна»

Картина Пабло Пикассо. Женщина у окна. 1952