На очередной разгул антисемитизма…

Бродит черный фломастер

По просторам листа,

Перепутаны страсти

И надежда пуста.

Черно-белой увижу

Завтра новую грусть.

Нет тоски по Парижу —

Я туда не вернусь.

Друг мой, праведник Яков,

Человек или Бог,

Не зови меня в Краков,

Там бесчинствует рок.

И чем дальше, тем ближе

Голоса, голоса.

Всем евреям Парижа

Путь один — в небеса.

На костях Холокоста

Столько выросло тем,

Убивать стало просто

И для душ, и для тел…

Пусть вгрызается время

В бесконечность гранита,

В этот памятник в сквере

Со звездою Давида.

Ничего не забыто.

И никто не забыт.

И ты дважды убитый,

Снова будешь убит.

Снова рвы или ямы?

Черный дым над трубой,

По-еврейски, упрямо

Мы играем судьбой.

 

Картина Бедриха Фритта, *Черный ход*, 1941-1944

Бедрих Фритта — еще один узник Терезиенштадта. Он родился в Чехии в 1906 году, а умер в Освенциме в 1944 году. Вместе с единомышленниками-живописцами много трудился в заключении, картины прятал в стенах гетто. Его картина «Черный ход» — это метафора смерти, поскольку за полуоткрытыми воротами не видно возможности спастись.
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/091116/32179/

Бедрих Фритта, *Черный ход*, 1941-1944

Submit a comment